Михаил (michael_077) wrote,
Михаил
michael_077

Categories:

Суд над колионами, прокуроры читают ЖЖ

Оригинал взят у kobilanskaia в Суд над колионами, прокуроры читают ЖЖ
Этот пост касается каждого блогера. Ну собственно я вернулась с первого заседания суда над колионами, который состоялся в моем родном городе Егорьевске. И, как вы понимаете, будет второе заседание, о чём нам дала понять судья ещё в самом начале заседания. Фотографировать и снимать заседание запретили. Зато не было запрета на аудиозапись, чем я не преминула воспользоваться. Правда слышно местами плохо, поэтому пришлось сделать стенограмму заседания. Виновник торжества, если можно так сказать, Михаил Шляпников на крыльце Городского Егорьевского суда.



Если вы первый раз читаете меня и не понимаете, что такое колионы, загляните в журнал к Михаилу michael_077, там всё подробно написано. А я, чтобы дальше не отвлекаться на разъяснения, продолжу. Стенограмма будет с небольшими сокращениями повторений.

Михаил Шляпников (ответчик): мы придумали такую игру с колионами, в результате которой у нас много интересных вещей открылось. Когда в стране случился кризис, рубль обвалился, к нам стали приезжать представители СМИ: в том числе программа "Время", газета "Московский комсомолец" и другие. Вокруг колионов устроили шоу и с их подачи колионы стали называть деньгами, валютой и прочее-прочее. Из маленькой игры в результате получился большой пиар на весь свет. Иностранцы приезжали. Как раз в Давосе было совещание. Они приезжали и смотрели, как эта схема работает.

А мы продолжаем играть. Колионы никуда не уходят из наших рук. Ни одна старуха не получила колионов. Но в результате этих колионов эта старуха получила бесплатно дрова наколотые. То есть колионы неожиданно создали общественно полезный продукт. И когда я (Михаил Шляпников) узнал, что колионы несут угрозу Российской Федерации, Центральному Банку, граждан дезориентируют, для меня это было узнать интересно, забавно и удивительно.

Когда опрашивала Прокуратура участников игры, то им было сказано, колионы не являются платёжным инструментом и максимум что можно притянуть, это моя личная долговая расписка. Причём она очень условная и игровая. (Михаил Шляпников обращается к судье). Не знаю, видели ли Вы их или не видели. (Достаёт из кармана пачку колионов и протягивает судье). Они такие забавные и смешные.

Судья: Вы где их печатали?

Михаил Шляпников: я уже не помню, в Москве где то. Заказали и потом у курьера в Москве же и забрали. То есть эта игра оказалась выгодна тем, что мы используем внутри себя расчёты в рублях. На прокуратуру, я считаю, повлияло мнение журналистов. Я ещё раз хочу подтвердить, что колионы являются моими личными долговыми расписками, но вот в такой креативной форме. В принципе я могу оторвать кусочек бумаги, это будет то же самое.

Судья: То есть у Вас кто то берёт продукцию или что это?

Михаил Шляпников: Я приведу вам небольшой пример. Приезжают ко мне ребята, например 20 человек, всем нужны яйца, картошка, соленья и прочее. А у меня курица несёт не сразу по 100 яиц. Вот кто то у меня купил допустим один колион (это 10 яиц условно). Через неделю приезжает и забирает яйца, что нанесла курица. Я получаю рубли, которые трачу на солярку, на удобрения, ремонт техники и тд. То есть я получаю от своих друзей беспроцентный кредит с отрицательной ставкой в районе уровня годовой инфляции.

Судья: то есть Вы яйца им не отдаёте, а деньги они Вам уже отдали?

Михаил Шляпников: да-да. Он мне деньги отдал, а я ему расписку отдаю. Такую игровую расписку.

Судья: а у Вас там даже какие то расценки есть. Например, сколько у Вас стоят яйца?

Михаил Шляиников: примерно 2 колиона. Гусь рождественский: 3 тысячи рублей, это 60 колионов. Ёлка 60 колионов. Мы для себя внутри сделали такую игру. Ёлки на Новый год всем нужны. А мне до Нового года были нужны деньги. Осенью мне ребята деньги дали. Я их потратил на солярку, на уход за деревьями, на свои текущие нужны, а зимой отдал эти ёлки людям.

Эти колионы мои друзья не могут друг другу предъявить. Колионы даже нельзя подделать. Я то знаю, кому я отдавал колионы. То есть колионы к деньгам отношения не имеют.

Судья: То есть кто то у Вас получил колионы, кому то их передал и уже другой человек пришёл к вам и хочет что то у Вас получить на эти колионы, о чём с Вами не договаривался. И этого у Вас может не быть, так?

Михаил Шляпников: конечно. И по сути колионы мне заменяют расписки. Не акции, не векселя которые надо документировать. Мы в игровой форме создали некое лояльное отношение к нашему труду, отказавшись от помощи государства.

Судья: у меня есть ксерокопии Ваших колионов, но они больше похожи на открытки. Дайте мне пожалуйста несколько штук, чтобы можно было о чём говорить.

Михаил Шляпников: ради Бога, берите, выбирайте. (протягивает)

Судья: И ещё у меня такая просьба к Вам, в следующее заседание пожалуйста кого-нибудь попросите подъехать сюда из тех, кто участвует в этой игре, одного-двух человек, не больше. Чтобы они пояснили, что конкретно они брали, что им давали. Чтобы можно было понять структуру, имеются ли там какие то в данном случае правонарушения. Вы можете сами не осознавать, что делаете что то противозаконное.

Михаил Шляпников: я могу и из Центрального Банка пригласить и из Министерства Финансов, у меня там есть друзья.

Судья: (улыбается) пригласите! Если будет кто то из специалистов, работники банков, будет неплохо. Потому что в принципе Вы ответчик. Вы можете представлять любые доказательства по данному делу, которые могут благотворно повлиять на рассмотрение этого дела. (держит в руках колионы) Теперь у меня есть колионы номиналом: 1, 3, 5, 25, теперь я очень богатая. (улыбается)

Тут вмешивается помощник прокурора (сторона обвинения): можно вопрос? Скажите пожалуйста, Вы же блогер, как нам всем известно. И вот когда Вы запускали эту, как Вы выразились, игру от 25 августа 2014 года Вы сделали запись в своём блоге ( и начинает читать запись Михаила из ЖЖ): в своей деревне мы решили ввести собственные деньги. Долго думали и сегодня таки ввели. Отныне у нас своя валюта-колионы. Дальше тут экономические обоснования со ссылками на экономические теории. Изначально, когда Вы это всё задумали, какая была идея? Вот Вы говорите, что расписки. Но у Вас тут цели такие написаны совсем не расписочные, глобальные цели. Если внимательно посмотреть, свободные деньги Гезеля упоминаются и курс этих валют и стабильность. Вы могли бы пояснить, когда Вы запускали это, какую цель преследовали?

Михаил Шляпников: Основная цель-поддержка самого себя в условиях кризиса, без помощи государства. Придумать новый механизм, чтобы выкарабкаться из этой ситуации. Так как кредиты дорогие. Я хотел собрать примерно миллион рублей, при десяти милионах запасов товаров, что у меня есть в наличии. 10 миллионов, это как бы оборотные средства. И я столько не получил, сколько хотел. Но и те, что получил, они сыграли определённую роль. Если очень грубо, я получил около 100 тысяч, всего. И это гораздо лучше, если бы я взял этот миллион рублей в Сельхозбанке.

И вторая цель-создание общественно полезного продукта в деревне. В результате ребята приехали, журналисты приехали, поработали, дров накололи, картошку увезли себе домой. Корысть моя какая? Сейчас скажу. Коллекционеры. Эрмитаж в Санкт-Петербурге, Лувр в Париже, ещё кто то, вот они у меня купили без какой-нибудь отдачи. Коллекционеры просят. Одни просили весь номинал, а это порядка 20 тысяч. Сказали что дорого и отдал за 2 тысячи. Китайцы с Давоса купили и сидели высчитывали, почему у мебя получается Гезелевский отрицательный процент.

Судья: то есть Вы в основном работаете со своими друзьями?

Михаил Шляпников: 100%. Кроме Лувра, Эрмитажа, этих залётных.

Помощник прокурора: Можно ещё вопрос к этому посту возвращаясь (далее читает пост Михаила в ЖЖ): "налично колионы можно получить, продать, обменять, заработать, соответственно использовать пока лишь в нашей деревне." То есть получается можно их обменять и продать, это Ваша программа? Колионы можно обменять с кем то?

Михаил Шляпников: Ни одна старуха ни одного колиона не получила. Они получают результаты. К нам автолавка приезжает в деревню, там рубли берут. Им колионы не нужны. Фактически колионы могут быть во всём мире, друзей у меня много. Но я специально никуда не хожу, здесь на улице не стою, не продаю их. Всё начиналось с закрытой игры, как Монополия, понимаете.

Судья: но здесь Вы несёте ответственность своей продукцией?

Михаил Шляпников: да! Только своей продукцией.

Судья: И Вы знаете, кому и что Вы передаёте?

Михаил Шляпников: конечно! 100%.

Судья: но ведь такие же колионы кто то может напечатать?

Михаил Шляпников: а у меня там есть защита на обратной стороне. Я там фиксирую возврат. Там написано: кому-чего. И на колионах невозможно ничего заработать, курс не плавающий. А я за один колион могу 1 яйцо продать, а могу 100 яиц продать, это как мы договоримся. Совершенно случайно было изначально объявлено 50 рублей- один колион. Но потом от этого отошли. Колионы не привязаны ни к доллару, ни к евро.

Помощник прокурора: как так понять, кто то колионы получил по одному курсу, кто то по другому..

Михаил Шляпников: Я Вам скажу, идите дрова наколите. А сколько это в колионах, это не важно. Обратно Вы у меня их не купите за рубли. Я рассчитаюсь с Вами ну, например, ведром картошки или мешком картошки, в конце концов. Как мы с Вами договоримся. Понравится Вам сиреневая бумажка, возьмёте сиреневую, понравится жёлтенькая, возьмёте жёлтенькую. Я могу Вам не колион, могу клочок газеты оторвать и написать на ней.

Помощник прокурора: Можно ещё вопрос. А у Вас все односельчане в эту игру играют?

Михаил Шляпников: ни один.

Помощник прокурора: А вот товарищ у Вас в посте указан.

Михаил Шляпников: Это мой друг. Он сейчас живёт у меня.

Помощник прокурора: а вот ещё Вы свой пост создавали и писали там, что нужны средства для ремонта больницы, бани, противопожарного пруда, библиотеки, развития экофермы, посадкам в дендропарке.. Цель хоть достигнута?

Михаил Шляпников: с баней да. С прудом не получилось, с медпунктом не получилось.

Помощник прокурора: Вам колионы помогли в этом?

Михаил Шляпников: конечно. На них физически человек не может заработать. А рубли у нас при этом освобождаются. Мы много занимаемся благотворительностью, устраиваем акции: день птиц, подари Егорьевску дерево и другие. У нас в Колионово до 40 акций проходит в год. К нам и губернатор приезжал и мы принимали участие в губернаторских посадках. Сейчас сделали 200 скворечников, несколько тысяч деревьев посадили. В Егорьевске молодожёны у фонтана сажали наши деревья. Мы много занимаемся благотворительностью. Но не всегда на благотворительность хватает денег. А вот эти колионы как раз на общественно полезный труд.

Помощник прокурора: а вот вы не думали организовать какой то фонд? Почему именно такая форма?

Михаил Шляпников: она самая простая и она вне правового поля. Я сам анархист, я минимизирую отношения с государством. А если бы я создал фонд, то под каждое дерево надо заявление писать. А мне старушка позвонила, говорит: два года бьётся и не может деревья у себя во дворе посадить. А мы приехали и посадили деревья в шестом микрорайоне города Егорьевска. Если бы это проходило через фонд: а откуда ты взял эти деревья, а где накладная, а где расписка?

Помощник прокурора: а кто бы с Вас это спрашивал, если бы Вы сами были главой этого фонда?

Михаил Шляпников: государство, собрания и прочее-прочее. У нас большая программа, мы хотим много посадить, участвуем в губернаторской программе.

Помощник прокурора: у Вас было выпущено около 20 тысяч колионов. Там что то возвращается или все в обороте?

Михаил Шляпников: ну вот только те, что коллекционеры забрали, они у них останутся. Остальные вернулись. Колионы быстро возвращаются. И если мы угрозу стране не нанесём, я колионы на ёлки поменяю. Их я выращиваю девять месяцев, много ухаживаем за ними и к Новому году отдаю. А сейчас мне нужны деньги на пестициды, на солярку. Там около 17 манипуляций вокруг каждого деревца.

Судья: у Вас там в Колионово какое то сельское хозяйство, частное владение, дом?

Михаил Шляпников: да, дом.

Судья: мне тогда на следующее заседание привезите свидетельство о регистрации на землю, на дом. А то выясняется, что Вы не как глава хозяйства выступаете. (обращается к помощнику прокурора) Прокурор, на следующее заседание привезите оригиналы материала проверки, с копии очень тяжело читать. Ответчик, Вы тоже поподробнее напишите обо всём. Привезите одного-двух свидетелей, чтобы они нам подробно описали, как эта схема работает и так ли они её понимают, как Вы понимаете. Скорее всего также. Но чтобы и мы поняли, как это работает и что они понимают. Если будут какие то специалисты, которых стороны захотят опросить и которых необходимо будет вызвать повестками, вы можете заявить ходатайство, не дожидаясь следующего заседания в письменной форме. Мы вам выдадим повестку на руки, чтобы этот человек к следующему заседанию подошёл. Это касается банковских работников, налоговиков. (обращается к Михаилу Шляпникову) Вы сейчас исковое заявление получили и прочитали, что считает нарушением прокурор и Вы в праве опровергать это.

Михаил Шляпников: Ну как опровергать то, что:" представляет угрозу для платёжной системы Российской Федерации? Неустановленная группа лиц Российской Федерации.. Это статья то такая серьёзная.

Судья: (обращается к помощнику прокурора) Это про банк имеется в виду? (тот кивает). Давайте тогда Центробанк привлечём третьим лицом. Посмотрим, что они нам там ответят..
Встречаемся 3 июня в 10 часов 30 минут.

P.S. Кто из адвокатов желает принять участие в этом процессе, напишите пожалуйста в личку Михаилу Шляпникову. Адвокат нам нужен. Да и дело, как Вы понимаете не ординарное. А ещё выясняется что прокуроры читают ЖЖ, что в принципе меня радует, с одной стороны. Они интересуются жизнью народа. А вот с другой стороны, Эмме Петровне пришлось взять волю в кулак и написать не хулиганский пост. И вообще, мало мне мамы, которая периодически сюда заглядывает и потом выносит мне мозг. Я ей то устала объяснять, что у меня такой полёт сознания порой бывает, не догонишь.


Tags: перепост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments